12.08.2020      8      0
 

Воспитатели

Фото из свободных источников. (все совпадения случайны)Как ко мне попало это дело, я не помню….


Фото из свободных источников.

(все совпадения случайны)
Как ко мне попало это дело, я не помню. То ли следователь ушел в отпуск, то ли прокуратура возбудила и передала. Из головы вылетело. Но вот обстоятельства…
Я получила это странное дело, расписалась, и стала читать.
Собственно, судились муж и жена, бывшие, из за ребенка. Ребенок был поздний и вроде бы долгожданный, появился на свет, когда матери было 38, а отцу 45. А когда Саше исполнилось 7, они развелись. И принялись его делить. Папа, профессор и доктор филологических наук обзавелся молодой женой. Мама, доктор химических наук, вышла замуж за своего ровесника. Два года они испытывали терпение судей, в пылу свары, кажется забыв об интересах ребенка. Наконец красноречивый папа победил. По решению суда сын должен был жить у отца, матери же разрешались короткие свидания несколько раз в месяц, и при нарушении прописанных правил, она лишалась своих скромных прав.
Это присказка, а вот сказка дальше.
Довольный профессор потыкал в лицо бывшей супруге судебными решениями, забрал мальчика и повел к себе.
Была зима, не жуткий холод, в среднем -15 и ветренно. Ребенок пожил у папы и наступил мамин день.
Профессорша-химичка точно в назначенное время вернула сына профессору-филологу и на следующий день с утра отправилась в институт одаривать знаниями студентов. В тот день у нее были и вечерники . Около 17,00 с работы пришел ее супруг, обычный рядовой слесарь, и под дверями обнаружил уставшего и замерзшего Сашу. Шесть остановок мальчишка шел пешком к маме, а потом долго ждал.
Добрый папа оставил любимого сына с молодой супругой. Как уж там себя в тот день вел 9-летний мальчик, я не знаю. Но когда ребенок вернулся из школы, молодая мадам позвонила на кафедру, что у нее от ребенка невыносимая головная боль. Папа приехал с работы, благо до дома 7 минут на машине, сложил портфель, взял ребенка за руку, вывел из квартиры и оставил на улице. Вернувшись на работу, через четыре часа он позвонил супруге и сообщил, что любимый сын ведет себя ужасно, в маму видно пошел, и ему недосуг с таким плохим мальчиком сегодня заниматься. Что ему мешало сообщить об этом сразу, он не пояснил.
Слесарь Станислав Владимирович ребенка отогрел, накормил и сел с ним делать уроки. И вроде бы все закончилось хорошо. Но не тут то было. Явилась домой любящая мать. Схватила в руки судебное решение и вычитала, что если ребенок находится с ней в неурочные часы, то не видать ей его больше никогда. Она с ужасом вспомнила свои двухлетние мытарства по судам, взяла сонного мальчишку за руку и отвела в приют. Не помню, как уж точно называлось сие заведение органов опеки, где временно размещались дети, но я туда даже щенка не отвела бы. Хорошо одетый, домашний, холеный мальчик, оказался среди малолетних бродяжек, детей наркоманов, алкоголиков и сидельцев. Отдавать им свою куртку, ботинки и часы он категорически не хотел. И уж тем более он не хотел стать сексуальной игрушкой 16-летних подростков. И его принялись бить. Не такого, чистенького, имеющего родителей. Били за его дорогую куртку, за хорошие ботинки, за электронные часы, за ясные глаза. За то, что как им казалось, ему повезло в жизни гораздо больше. За то, что не хочет совокупляться с полупьяными, обколотыми королями детской ночлежки. Заглянувший воспитатель ни на что не реагировал. Ну а что? Все как обычно, дерутся, дети же. Они всегда дерутся. И «охранитель» детства отправился спать. Ребенка били несколько часов, он кричал. Наверно забили бы до смерти. Но какой-то жалостливый подросток принялся стучать во все двери и требовать помощи. Пришел сменный воспитатель, совсем молоденький парень, и откликнулся на зов. Сашу доставили в реанимацию с переломом позвоночника. Он долго лечился, а когда выписался, то дело уже было у меня. Ст. 293. ч. 2 УК РФ – Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом (воспитателем) обязанностей по должности, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью . Собственно, с воспитателем все ясно. Он отпирался всяко разно, говорил, что заходил проверять детей, но именно этот Саша ни на что не жаловался, да и не били его, сам наверно упал с верхней кровати, а может он вообще побитый пришел… Как обычно: и я – не я, и хата не моя.

ТЕКСТОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ДАННОЙ СТАТЬИ ЯВЛЯЮТСЯ СОБСТВЕННОСТЬЮ Елены Андрияш и КАНАЛА Елена Андрияш. И ЗАЩИЩЕНЫ АВТОРСКИМ ПРАВОМ. ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ КОПИРОВАНИЕ И ПОВТОРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАЗРЕШЕНО ТОЛЬКО ПРИ УКАЗАНИИ ГИПЕРССЫЛКИ НА КАНАЛ Елена Андрияш- https://zen.yandex.ru/id/5d6978bd028d6800ac24929a
А вот родители… Мне пришлось вызывать оперативника, что бы их разнять на очной ставке. Столько ужасающе грязных слов в адрес друг друга я не слышала никогда. Профессор крыл жену более мастерски, длинными, красивыми научными предложениями. Она визжала как циркулярная пила, вываливая на него все богатство русского языка
А на мой вопрос, зачем он выставил на улицу в мороз 9-летнего ребенка, округлив честные голубые глаза доктор наук, декан и профессор отвечал: «Вы серая женщина, как Вы не понимаете. У моей жены разболелась от него голова. Была страшная мигрень. Он не должен был раздражать ее.»
— Но ведь Ваша жена могла спокойно уйти в свою квартиру, а сын –остаться в Вашей и ждать Вас.
— Я не мог так поступить с Лидочкой, у ней же голова болела. Да и вообще Ваши претензии должны быть направлены к его сумасшедшей мамаше. Разве она может дать ребенку достойное воспитание? Психичка. Что собственно Вы понимаете в воспитании?
Я задала вопрос мамаше. Ответ меня поразил.
— Я не хотела нарушать решения суда, я законопослушная гражданка.
— Но как так? Вы отвели ребенка в приют, даже не поинтересовавшись, какие в нем условия. Ребенок мог остаться на ночь дома, утром отправиться в школу, а Вы бы с супругом разбирались.
— Мой супруг умеет очень красиво разговаривать, и обязательно бы воспользовался случившимся, чтобы отобрать у меня сына насовсем.
— Но Вы чуть не лишились сына. Хорошо, что после такой страшной травмы ребенка не парализовало.
Разъяренные бывшие супруги дружным дуэтом принялись кричать на меня. В кабинет заглянула уборщица и спросила, нужно ли вымыть пол.
— Нет, — сказала я, — идите домой.
— Я вымою попозже, — ответила она и ушла.
Уборщица была вдовой и растила двух сыновей. Она нашла себе такую работу, что бы ее два активных мальчика-спортсмена все время были под присмотром. Мальчишки учились в школе олимпийского резерва, а она, забросив диплом, мыла полы в отделе милиции и в 5 утра чистила улицы.
Накричавшись вдоволь, оба профессора затихли.
И я задала вопрос.
— А где сейчас Ваш сын?
Молчание было долгим. Потом в кабинет постучали. За дверями стоял слесарь Станислав Владимирович и держал за руку Сашу.
Профессор филологии впал в раж.
— Вы видите кого она себе нашла? Грубого мужика. Да он двух слов связать не может, да у него джинсы фабрики Труд, да разве такой серый валенок может воспитать моего сына?
«Серый валенок» молчал. Саша дернул его за руку.
— Пошли отсюда, они еще часа 2 ругаться будут.
— Хорошо, пошли, — ответил Станислав Владимирович, грустно посмотрел на меня и сказал, — я очень просил Зину не отводить Сашу в приют, но разве ее переспоришь. Нет у меня такого образования, что бы с ней спорить. Мы пойдем к моей маме, она накормит мальчика, а я проверю уроки.
— Вы видите, видите, — кричал профессор-филолог, этот не знаю кто, поведет МОЕГО ребенка к безграмотной старухе, которая накормит МОЕГО ребенка кусками теста…
Бывшие супруги снова сцепились. Саша и Станислав Владимирович ушли.
Он попрекал ее, что она связалась с быдлом, она кричала о том, что в отличие от молодой супруги, подобранной им в разливухе, она образованная женщина. А такие вот из разливух, и вон например, та уборщица, что заглядывала, разве они могут детей воспитывать?
Я их выставила. Идя по коридору, они долго громко ругались.
Дело в отношении воспитателя было направлено в суд.
«Славные» родители продолжили тяжбу. И как-то мне пришлось оказаться на одном из заседаний по их гражданскому делу. Мне очень хотелось засунуть в уши беруши. Но нельзя. И я терпеливо дождалась вопроса судьи к Саше.
— А с кем бы ты хотел жить, с мамой или папой?
— Я бы хотел жить, — Саша замер на полминуты, Я бы хотел жить со Станиславом Владимировичем и его мамой. Они меня любят.
Несколько секунд стояла мертвая тишина. Потом оба родителя принялись кричать.
— Да у тебя жена с разливухи, разве такой можно доверить ребенка.
— А ты вообще за каким-то тупицей замужем, он не даст моему сыну достойного образования.
Потоки эффектно словесно оформленной грязи полились.
Мальчик посмотрел на судью и повторил.
— Я бы хотел жить со Станиславом Владимировичем и его мамой. Они меня любят. Но без папы и мамы.
— Я согласен, — ответил Станислав Владимирович.
Судья объявила перерыв…
Дети уборщицы добились больших успехов в спорте и поступили в институт. Как сложилась судьба Саши, я не знаю. Но уж очень он верил в «серого валенка», у которого были джинсы фабрики Труд. В его маму, простую деревенскую женщину и в их доброту. В перерыве судебного заседания он пил чай из термоса, ел домашние пирожки и спрашивал: «Как Вы думаете, меня отдадут Станиславу Владимировичу и бабушке? Ну хоть бы отдали. А папа с мамой пусть дальше судятся…»


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смайлик это не только эмодзи… Это огурец…

Уже второй год выращиваю этот занятный сорт огурцов. Купил в 2019 году по 2 причинам — название не мог...

Что нужно знать при обработке почвы осенью. Тонкости процесса.

Перекапывать огород, особенно если его площадь далеко не маленькая, — задача не из простых. Но, все мы...